Статья из газеты: Еженедельник «Аргументы и Факты» № 31 04/08/2017

В этом году только ленивый не поминает погоду недобрым словом. И, конечно, больше обычного достается и синоптикам. Как относятся в Гидрометцентре к звучащей в их адрес критике, и почему прогнозы погоды не всегда сбываются?

На эти и другие вопросы АиФ ответила главный метеоролог Вологодской области Вера Полякова.

Не ругать, не разобравшись

АиФ-Вологда, Татьяна Почтеннова: — Вера Степановна, синоптиков часто критикуют за неточные прогнозы. Как вы относитесь к таким замечаниям?

поляковаВера Полякова: — Прежде чем кого-то критиковать, стоило бы разобраться в сути вопроса. Во-первых, синоптик имеющимся ресурсом делает все, чтобы прогноз был максимально точным. Если взять территорию Вологодской области, то нам не хватает порядка 10 метеостанций, для того чтобы наши прогнозы были более точными. Во-вторых, атмосфера и происходящие в ней процессы — это в какой-то степени хаос, где не все подчиняется даже законам физики. И человек должен предусмотреть то, что даже наука пока объяснить не может. Непредсказуемость процессов также влияет на точность прогноза. В-третьих, каждый прогноз — это, по сути, мини-научная работа, которая требует анализа огромного количества материалов. А синоптик должен выдать его, что называется, на-гора. Поэтому тот, кто понимает, насколько это сложная задача, не будет говорить, что синоптики плохо спрогнозировали. Кстати, нередко в заблуждение население вводят и СМИ, которые дают на своих ресурсах не официальные прогнозы.

- Ответственность за прогнозы большая. А, извините за нескромный вопрос, как сегодня оплачивается работа синоптика?

- Зарплата синоптика — порядка 14 тыс. руб. Конечно, специалист выполняет свою работу независимо от уровня материального вознаграждения. Но все-таки, согласитесь, не может человек заниматься наукой, сидя, грубо говоря, на корточках с карандашом в руках и думая, как ему прокормить свою семью. Чтобы выдать высокий результат, требуются оборудование, специальные условия. А нас сейчас загнали в такие рамки, что работать в гидрометеослужбу не идут, потому что ответственность очень большая (ведь мы выдаем прогноз, на основании которого принимают решения областные и районные власти, МЧС, энергетики, газовики, дорожники), а зарплата — 12-15 тыс. руб.

- Финансирование вашей отрасли сегодня тоже оставляет желать лучшего?

- Многие считают, раз нас финансирует федеральный бюджет, то у нас и проблем нет никаких. Да, мы получаем федеральные деньги, но они идут в основном на получение информации не регионального, а мирового масштаба. У России есть обязательства предоставлять метеорологические данные международным сообществам, а те в свою очередь делятся с нами своими данными. Так вот, в Вологодской области есть 6 метеостанций, информация с которых интересна мировому сообществу. На обеспечение работы вот этих 6 станций и идут в первую очередь средства из федерального бюджета. Всего же в области 16 метеостанций, и информация, которую они предоставляют, интересна и важна только Вологодской области. Поэтому мы делаем один общий прогноз, правильно воспользоваться которым должны уже сами ведомства. В общем, ситуация сегодня такова, что нам дают необходимый минимум, а остальное приходится самим зарабатывать.

Предупредить о ненастье

- Часто приходится слышать, что синоптики поздно сообщили о приближающихся природных катаклизмах. Насколько оперативно информация о надвигающейся грозе или шторме попадает от вас в МЧС или СМИ?

- Есть такие явления, которые спрогнозировать с большой заблаговременностью, даже за сутки, очень-очень сложно. К примеру, если шквал, грозу за три часа спрогнозировал, это уже хорошо. Мы выпускаем прогноз утром, он в СМИ уходит, и вот синоптик в течение дня прогнозирует опасные явления. И мы не знаем, как быстро передать эту информацию. Мы передаем ее МЧС, но пока согласовывают передачу, везде же коммерция, везде какие-то согласования, в результате все уже опасные явления прошли, а мы все еще согласовываем передачу. То есть иногда возникают проблемы во взаимодействии, в порядке распространения срочной сводки. К примеру, в советские времена были четкие инструкции — информация метеорологов с индексом «шторм» шла в первую очередь, без задержек. Сроки передачи от синоптика до потребителя занимали 15-30 мин. Работала система предупреждений. Сейчас, к сожалению, эта схема не достаточно отработана, но, думаю, со временем все наладится, потому что в последние годы, сами видите, какие сложные погодные условия.

- Да, вашей работе не позавидуешь…

- Работа сложная. Поэтому хотелось бы больше понимания со стороны различных ведомств и населения. Синоптик — это человек, который работает в экстремальных условиях. Синоптики-метеорологи занимаются в каком-то смысле неблагодарной работой. Ведь, когда прогноз оправдывается, никто не замечает, но, как только где-то ошибся, сразу камни в сторону гидрометцентра летят.

Кстати, прежде чем нелестно отзываться о работе гидрометеорологов, стоило бы задуматься вот над чем. Что мешает сделать хорошую ливневку, которая будет справляться с большим количеством осадков? Ведь при строительстве городов, дорог расчеты должны выполняться исходя из максимального количества выпавших за определенный период времени осадков. Но у нас ведь кругом экономия… А потом все удивляются, мол, ничего себе дожди какие сильные, все улицы затоплены. Во главе угла должна стоять безопасность жизни человека, создание комфортных условий для его проживания. Когда все это будет выполняться, тогда мы не будем удивляться снегу зимой и дождям весной и летом.

- Вера Степановна, что сегодня синоптики могут предсказать такого, что не могли предсказать вчера?

- Если раньше точность прогноза, которая всех удовлетворяла, была сутки — двое, то сейчас гарантировано до 5-7 суток мы можем с неплохой оправдываемостью спрогнозировать основные погодные условия: изменение давления, ветер, температуру, вероятность осадков. Причем оправдываемость прогнозов у нас сейчас даже очень хорошая — больше 90%. Об этом раньше мы только мечтать могли. Это одно из крупных достижений прогнозирования погоды. Чтобы были точные прогнозы, надо внедрять и внедрять все передовые технологии. Это мы и стараемся делать, несмотря на свой скудный бюджет.

Досье

Вера Полякова с отличием окончила Черновицкий госуниверситет. Работать начала в 1985 г. инженером-синоптиком в аэропорту г. Вологды. С 1993 г. — начальник АМСГ Вологды, с 2000 г. — директор автономной некоммерческой организации «Вологодское метеоагентство», с 1 января 2001 г. — начальник Вологодского центра по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды.